Отчет о шестнадцатой встрече. Ф.М. Достоевский. Бесы

Шестнадцатая встреча состоялась 29 мая 2014
Тема встречи: Ф. М. Достоевский. Бесы

Дорогие мои участники книжного клуба! Предлагаю вам не столько видение прошедшей встречи, сколько мысли “по поводу”.



Все старались. Старание участников я ценю больше всего в нашем клубе (ибо уже намерение ценно). Это есть наша главная, а иногда и единственная сила. Галина прочитала роман дважды, меня это тронуло. Есть разница межу однократным и двукратным прочтением. Я сравниваю чтение произведения с разучиванием музыкальной пьесы. Кто-то знает нотную грамоту, как первоклассник азбуку, но пользуется ею весьма редко. Другой способен на короткую пьесу. Ну а третий играет концерт с оркестром. Чтобы выучить концерт, нужно готовиться целый год. Если не выучишь наизусть, то и не сыграешь. Чтобы “разучить” Достоевского нужно сто раз прочитать роман, а потом выучить наизусть, тогда только будешь способен говорить о нем по существу. Вот что я называю знать произведение. Вот в чем разница между умением читать (всеобщей грамотностью) и начитанностью.

Некоторыми опасениями я делилась раньше, но их придется повторить. Произведение показалось сложным, не все его прочитали, не все смогли высказаться так, чтобы понравиться самим себе, не все осилили его во всей полноте. Получилось фрагментарное прочтение, частичное усвоение. Особого интереса участников к нему я не заметила. В обсуждении чувствовалось замешательство. Что до меня, то произведение я вспоминаю часто, не знаю почему, но рада, что его прочитала.

Безусловно, очень смешное произведение “Бесы”. Я обратила внимание, что глубина не отрицает юмора. Чем изощрённые по содержанию (а значит, глубже) произведение, тем иногда смешнее. Чем значительнее человек, тем менее серьезно его воспринимает приличное общество. Смешен Жан-Жак Руссо, смешен подпольный человек, смешен Передонов и его кот. В этом суть вообще смешного человека Достоевского. Елена Стусенко тоже это заметила, зачитала нам один хорошенький фрагментик о старшем Верховенском. Многим, кстати, его бесноватость пришлась по душе, наверное, как наиболее смягчённая форма.

Следует просить участников называть темы выступления вначале выступлений, без этого трудно вспоминать, кто, о чем говорил. Предмет исследования в фокусе внимания организует мысль, делает ее стройной.

Каждый почему-то молчит после встречи, не спешит высказываться именно по поводу произведения. Не хочет говорить или нечего сказать? Ирвин Ялом, любимый многими психологами психоаналитик-экзистенциалист просил своих пациентов после групповых и индивидуальных занятий выполнять домашнюю работу, анализировать прошедшую встречу, и начало новой сессии начинал с обсуждения домашнего самоанализа.

Некоторые важные моменты встречи случаются между основными ее частями, выступлениями участников. В обычной беседе, перекидываясь фразами, иной раз делаешь самые настоящие открытия об участнике или самом себе.

Я очень рада, что к нам присоединилась Соня. Мне было не по себе, когда я думала, как она в одиночку “борется” с Бесами. Соня почитала что-то и из дополнительной литературы и рассказала нам. В этот момент я ее уважала. Можно не усвоить большое произведение, но, если дочитал, остается чувство преодоления, испытанной воли. Когда-то я также почти на одном чувстве воли читала “Пармскую обитель” Стендаля, и “Холодный дом” Диккенса. Я преодолела барьер любительства в том смысле, что читаешь только то, что любишь, для наслаждений.

Маша любит задавать пытливые вопросы. Один ее вопрос я запомнила особо. Если ли среди нашего окружения люди подобные Кириллову в том, что готовы отдать за идею свою жизнь? Вопросы люди мало задают друг другу. Когда слышу вопрос, всегда оживляюсь. Наверно, люди не интересны друг другу, поэтому ни о чем не спрашивают. Единственный вопрос, который их волнует всегда и везде – ты меня любишь?

Светлана затронула тему о страстной воле к служению. Это вызвало живой отклик участников. Служение вообще волнующее слово, ведь служат чему-то возвышенному, и это дело выбирают по доброй воле. В контрасте стоит слово – обязанность: и не по желанию, и часто не возвышенно. Если бы все в нашей жизни служили, мы жили бы в Раю.

Cтою я перед одним вопросом, на что обращать внимание при исследовании произведения? Можно и нужно подходить к отрицательным персонажам с нравственной точки зрения. Но всегда ли ее достаточно? Если в одном произведении герой плохой, в другом плохой, то довольно предположить, что и в третьем не изменится, тем более что так уже устроена литература, что негативные персонажи ей удаются легче, и вообще ее роль в том, чтобы обнажать раны общества. Вот о чем следует подумать всем нам. Может быть, следует отвечать на вопросы “почему” и “для чего”? Разбирать средства выразительности? Задумываться, чем одно произведение отличается от другого? Или всего важнее свой собственный опыт? Что такое вообще – анализ литературы?

Несколько слов о своем выступлении. В попытке выявить бесовские черты персонажей романа я выделила три лейтмотива: лейтмотив смешного, лейтмотив детства, лейтмотив безразличия. Все герои в разной степени пропитаны этими моральными недостатками, простительными детям, но осуждаемые во взрослом. Но ядро бесовщины содержится в тайном поступке Ставрогина. Оставляя в стороне нравственную оценку его поступка, я попыталась объяснить его действия на символическом уровне. В нем тяга к незрелости прослеживается уже буквально, как растление маленькой девочки. Влечение к незрелости, к прошлому (детство это наше несозревшее прошлое), желание сорвать еще зеленый плод, почти физическая потребность соприячастности примитивному (как у алкоголиков физическая тяга к спиртному), извращение потребности в росте, другими словами, детские, основанные на страхе и достигшие апогея черты — в моем понимании, суть бесовщины. Контрастом в Ставрогине выступает его способность к воображению. Сон о рае говорит о высоком потенциале в нем божественной, но вытесненной составляющей. Значение сна о рае для понимания личности Ставрогина – тема, которой следует уделить особое внимание. Не случайным кажется, что именно его Достоевский выбирает, чтобы одарить таким важным для миропонимания автора сном. А что если осуществить инверсию персонажа: общество перестанет склоняться к низким поступкам, но и одновременно лишиться способности видеть сны, мечтать о рае, воображать? Я представила участникам свой набросок “человека без места”, возвышенной стороны человека. Он, как и Ставрогин, умеет видеть сны, но оказывается лишним в обществе. Умение видеть сны символизируют крылья вместо рук, а движение фигуры в левую сторону — ту самую инволюцию, неприспособленность к реальной жизни, неумение видеть себя в будущем.


Человек без места

Естественным кажется завершить наше чтение романа “Бесы” творческими результатами. Кто готов поделиться своим представлением о бесах в рисунках, текстах, музыкальных произведениях, пожалуйста, присылайте их, публикуйте в этой теме.

По ходу изучения Бесов, я сделала словарь встретившихся мне в тексте незнакомых слов, чтобы увеличить словарный запас. Со словарем можно познакомиться здесь. Если понравилась идея, можно воспользоваться. Можно сделать коллективный словарь. Со словарем интереснее читать роман!

До новых встреч, дорогие мои участники!
Спасибо за внимание.

..............................................

 

Здесь на форуме можно обсудить эту статью.

Контакты

Напишите или позвоните нам, если у Вас возниклики вопросы

  • +7 (4212) 21-98-29
  • сот. 8-962-501-1510 Светлана Леонидовна

ПЕРЕЙТИ НА КОРПОРАТИВНЫЙ САЙТ ИНСТИТУТА